Граждане Херсонеса

Базилика 1935 года

Людмила Гриненко
11 августа 2020 г.

Стране презентовали новую купюру Российского Центробанка с изображением Базилики 1935 года, которая известна всем, кто посещал Херсонес, или просто видел его фотографии в Сети. Когда-то я написала, что “Уехать из Херсонеса, не запечатлев себя на фоне базилики и моря — это все равно, что уехать из Египта, не сфотографировавшись на фоне пирамид, а из Рима — на фоне Колизея. Кто же тогда поверит, что ты там был? Так что. в каком-то смысле, базилика — это “наше всё””.

А ведь так было не всегда. На картине художника Руфина Гавриловича Судковского (1850-1885), которая хранится в Русском музее, мы видим северный берег Херсонеса без привычных глазу белых колонн. Известно, что писал её Судковский “в монастыре под Севастополем”.

Судковский Р.Г. «Штиль». 1884 г.

Долгое время эта местность примыкала к монастырским огородам, ограждённым каменным забором. На плане 1899 года они обозначены как “Монастырский сад”:

М.И. Скубетов. План города Херсонеса. 1899 г.

Так она выглядела спустя несколько лет после того, как здесь побывал Судковский. Надо сказать, особых перемен здесь не происходило и до конца 1920-х годов.

Вид на Северный берег Херсонеса в 1891 году. На первом плане — т.н. Храм на сводах. Вдалеке монастырское кладбище (в районе теперешнего колокола)

Базилика была открыта в 1935 году археологом Григорием Дмитриевичем Беловым (1898-1979), уроженцем Череповецкого уезда Новгородской губернии. Выходец из крестьянской семьи, он в 1917 году окончил учительскую семинарию в Новгороде, а в 1924 — факультет общественных наук Петроградского университета. В Херсонесе он начал работать в 1925 году научным сотрудником, в начале 1930-х стал заместителем директора по научной работе и даже пару лет замещал пост директора музея, в 1938 году перешёл на работу в Государственный Эрмитаж, где долго работал заведующим Отделом Античного мира и главным хранителем.

Григорий Дмитриевич Белов. 1928 (?)

С его именем связаны, в том числе, сохранение, реставрация и передача ГДР знаменитого Пергамского алтаря. До конца жизни Григорий Дмитриевич приезжал на раскопки в Херсонес и открывал свой любимый Северный берег. Несомненной заслугой исследователя является тот факт, что результаты своих трудов он стремился как можно скорее опубликовать. Так, отчёт о раскопках Херсонеса в 1935-1936 гг. был издан уже через два года. К сожалению, качество полиграфического исполнения книги очень и очень плохое, особенно это относится к фотографиям в тексте, лучше дело обстоит с фото на вкладках. Оцифрованное издание можно найти в Сети, к сожалению, музейный экземпляр я, в своё время, выложить в интернет не успела, качество оцифровки там получше.

В 1927 году состоялась Вторая конференция археологов СССР, которая прошла в Херсонесе. Участники конференции решили, что раскопки древнего городища должны быть сосредоточены на северном берегу, который интенсивно разрушается морем, в этом же году музей приступил к исполнению этой резолюции, а с 1931 года начал свой подвижнический труд на этом участке Григорий Дмитриевич. Вот строки из его отчета за 1935 год:

“Состав экспедиции: руководителем и секретарем раскопок был автор настоящего отчета, зам. директора Государственного Херсонесского музея Г.Д. Белов. Архитектурные обмеры, план и чертежи архитектурных разрезов выполнены архитектором музея Н.М. Янышевым и научным работником Государственной Академии истории материальной культуры А.Л. Якобсоном. Фотоснимки раскопок и предметов производил фотограф С.Ф. Кузиков. Определение монет сделано научным сотрудником музея Л.Н. Беловой-Кудь [жена Г.Д. Белова - Любовь Николаевна - прим. моё]. Старшим рабочим на раскопках был сотрудник музея Н.З. Фёдоров. Количество рабочих было от 12 до 16 чел. Работы на раскопках производились с 2 августа по 5 октября. Средства на раскопки были отпущены по смете музея.

Место раскопок: Раскопки отчетного года были систематическим продолжением раскопок предыдущих 1931-1934 гг. и производились на северном берегу Херсонеса.

Поверхность участка до раскопок была ровной: местами видны были стены и небольшие кучи камней. Ровная поверхность этого участка объясняется тем, что груды камней были разобраны для постройки забора вокруг монастырского огорода. Этот каменный забор шёл вдоль берега на расстоянии 4 м от обрыва, сложен из бутовых камней насухо, высота его 1,50 — 2 м, толщина около 1 м. Обрыв берега имеет крутой склон, береговая линия по обрыву идёт прямо, высота насыпи у обрыва около 3 м. От насыпи до воды находится обнаженная скала, наклонная к морю, шириной около 12 м. Скала возле моря разрушается прибоем, разрушение происходит постепенно. Внутри бывшего монастырского огорода, с юго-восточной стороны забора, рос кустарник (дереза) местами в виде густой чащи.”.

Участок Базилики 1935 года до раскопок. Фото экспедиции Г.Д. Белова

В ходе раскопок было сделано множество находок — как остатков строений, архитектурных деталей, так и предметов искусства и бытовых вещей, но главным открытием на участке стала Она — базилика. Снова цитата из отчета археолога:

“Самым крупным архитектурным памятником в раскопанном участке является базилика: она занимает собой почти весь квартал. В виду хорошей её сохранности и необходимости сохранить мозаичный и мраморный её полы, раскопка под базиликой не производилась.

Мраморные барельефы:
В полу среднего нефа базилики среди гладких мраморных плит оказались мраморные плиты с античными барельефными изображениями, обращёнными вниз”.

Превосходные эти рельефы можно сейчас увидеть в недавно открытом Античном зале Херсонесского музея. Григорий Дмитриевич предположил, что они являлись частями мавзолея римского периода. После обнаружения рельефы были сразу перенесены в музей.

Стенка саркофага римского времени. Лицевая сторона. Деталь крупным планом-маски Менады и Сатира. Мрамор. Из раскопок базилики 1935 года. Фото 1938 г. для издания отчёта Г.Д. Белова

Фотографий процесса раскопок 1935 года не нашла, но в следующем году раскопки продолжились на прилегающем к востоку от базилики участке, за этот год фото опубликованы и вполне могут дать представление о том, как это тогда обычно происходило:

Раскопки Г.Д. Белова на северном берегу. 1936 год.

Когда раскопки участка были завершены, было принято решение отреставрировать базилику — установить колонны, закрепить вымостку и т.д. Впоследствии реставраций было ещё много, но эта была первой. Вот как об этом написал руководитель раскопок:

Из отчёта Г.Д. Белова — “…Хорошая сохранность стен базилики, частичная сохранность мраморного и мозаичного пола в нефах и в апсиде, большое количество архитектурных частей и деталей, найденных среди развалин базилики и происходящих, несомненно, из этой базилики, послужили основанием к нашему решению произвести реставрацию базилики и тем увеличить ценность открытого памятника. Реставрация была произведена по окончании раскопок. На южном постаменте установлены были цокольные плиты на уровне сохранившегося цоколя в концах постамента. На цоколь положены шесть баз и на них установлены шесть колонн, из которых две составлены на всю высоту. На эти две колонны поставлены капители и на одну из них положен сохранившийся импост. На северном постаменте установлена одна колонна, взятая из прежних раскопок, и на ней поставлена третья капитель. Колонна в восточном конце южного постамента взята из раскопок 1927 года. Обе эти колонны значительно меньше, чем колонны открытой в отчетном году базилики, — соответствующих им по величине колонн из прежних раскопок не нашлось.

Мраморные плиты пола в среднем нефе оставлены на месте, вместо плит с барельефами, взятых в музей, положены те плиты, которые найдены были в насыпи. Мраморная вымостка пола вдоль южного постамента сохранилась до середины нефа, по западной стене — до средины дверного пролёта.

Мозаичный мол, после фотографирования и нанесения его на план, был покрыт слоем соломы и засыпан землёй, чтобы сохранить его до постройки над ним крыши. Все работы по реставрации выполнены сотрудниками музея.

Открытая в 1935 году базилика является ценным памятником для истории архитектуры раннего средневековья Херсонеса, а некоторые её особенности: массивность отдельных частей (мраморный пол, колонны, капители, карнизы и пр.) и общая монументальность постройки, выделяют её из длинной серии известных херсонесских базилик и повышают к ней научный интерес.

После частичной реставрации базилика будет интересным памятником для посетителей: белые мраморные колонны, увенчанные капителями, на фоне синего моря представляют эффектное зрелище и издали привлекают к себе внимание”.

Спорить с этим нельзя, так и есть. Базилика стала украшением Херсонесского городища, самым запечатлённым его объектом, излюбленным фотографами, художниками, да и вообще — всеми, кто ценит прекрасное.

Базилика сразу после реставрации. 1935 год. Сидит Г.Д. Белов.

В 2015 году в Херсонесском музее прошла художественная выставка, посвященная юбилею (80-летию) открытия базилики. К сожалению, из-за обстоятельств “непреодолимой силы”, продлилась она в Херсонесе всего один день (позже экспонировалась в Художественном музее Севастополя), но превосходный во всех отношениях каталог, тем не менее, был выпущен. Он называется “Я нА море гляжу из мраморного храма” — Херсонес в живописи и графике XIX — ХХ веков”. Стоит ли говорить, что почти на каждой картине, представленной на страницах каталога, изображена красавица-базилика? Название выставке дала строка из стихотворения Владимира Набокова, опубликованного в 1923 году:

Где было написано это стихотворение, мне не известно, но сегодня его вполне можно декламировать на живописных руинах Базилики 1935 года, открытой для нас замечательным человеком — Григорием Дмитриевичем Беловым.

Григорий Дмитриевич Белов на фоне открытой им базилики. 1970-е годы.

В заключение ещё немного лирики. В издании вышеупомянутого каталога мне довелось принимать участие, в качестве автора некоторых текстов. Приведу фрагмент одного из них: “ …Мы пока не знаем, был ли этот храм столь же выдающимся в те времена, когда его наполняли молящиеся — жители средневекового Херсонеса, или, может быть, наоборот — в чем-то уступал таким же базиликам, располагавшимся по соседству, но именно ему суждено было донести до нас красоту давно отшумевшей здесь жизни. Сохранившийся мраморный портал базилики — будто дверь в другое измерение, а за ней ряды колонн — не лес, в котором можно заблудиться, а ровный строй, сквозь который можно идти только на восток, туда, где восходит солнце. Пока стены храма были целыми, люди не видели, как мы сейчас, солнца в пространстве алтаря, но они знали, что оно там, и обращали к нему свои лица…”

Базилика 1935 года. Современный вид. Утро.


 
  1. Аноним, 02.05.2022 в 17:45   #   Ответить   

    I was pretty pleased to discover this great site. I need to to thank you for your time for this particularly fantastic read!! I definitely appreciated every part of it and I have you book marked to see new stuff on your blog